Яна Кудрявцева: не хотела бы, чтобы про серебро Рио мне писали «не расстраивайся»

Главная > Новости > Яна Кудрявцева: не хотела бы, чтобы про серебро Рио мне писали "не расстраивайся"

© РИА Новости. Александр Вильф

Фаворитка олимпийского турнира по художественной гимнастике россиянка Яна Кудрявцева, восстановившаяся к Играм-2016 после тяжелой травмы ноги, стала в Рио-де-Жанейро серебряным призером, уступив своей подруге Маргарите Мамун. Спортсменка, которая не ошибалась прежде, кажется, никогда, допустила в упражнении с булавами потерю, которая стоила ей борьбы за золото: после заключительного упражнения с лентой Мамун стала недосягаема.

Кудрявцева рассказала в интервью корреспонденту «Р-Спорт» Елене Соболь, почему она на самом деле не расстроена из-за серебра и почему хотела бы остаться до Игр-2020 в Токио, а также о том, какие слова ей сказала после Олимпиады главный тренер команды Ирина Винер-Усманова и как поддержал ее молодой человек, футболист «Зенита» Артур Юсупов.

— В ваших ощущениях от серебряной олимпийской медали что-то изменилось по сравнению с тем, что было в Рио-де-Жанейро?

— Думаю, что стало только лучше. Потому что было огромное количество слов поддержки и поздравлений. На родине всегда лучше и состояние души, и состояние здоровья.

— Что осталось от Олимпиады больше — обида за то, что «не та» медаль, или, наоборот, радость?

— Я, наверное, больше всего не хотела бы, чтобы мне писали «держись», «не расстраивайся». Потому что эта медаль для меня правда очень, очень хороший результат. Я не ожидала даже попасть на Игры, и восстановиться после травмы действительно очень тяжело было. Поэтому, наверное, поздравления — это самое лучшее сейчас, что для меня может быть.

Наверное, только радость сейчас. Летели долго, но зато с хорошим настроением. Было весело, общались со всеми. Я познакомилась с Юлей Ефимовой, хорошо пообщались. В аэропорту нас очень хорошо встречали — это было безумно приятно, я даже не ожидала, что такого масштаба будет встреча! Наконец-то увидела близких, родных, папу, маленькую сестру, бабушку — все приехали встречать в аэропорт, а мама была со мной в Рио. Наверное, это самое запоминающееся было.

В его сердце – номер один

— И все же в тот день финала в Рио-де-Жанейро вы выглядели расстроенной.

— Да нет… Я в тот день даже хотела выложить фотографию, где плачу, но подумала, что все будут опять писать, что я расстроилась или еще что-то. Внутри себя я понимаю, что это были не слезы обиды, печали или грусти. Это были слезы радости, что все закончилось — и закончилось достаточно хорошо для меня! Конечно, немного расстроилась из-за потери в булавах… Но то, что есть серебро, это очень хорошо.

— Оглядываясь назад, скажите, все же из-за чего вы допустили ту потерю?

— Наверное, все случилось больше из-за того, что концентрацию потеряла. Потому что этот бросок я делала с 13 лет, с юниорского возраста. Даже не знаю, что могло привести к такому! Наверное, расслабилась под конец, и из-за этого случилась потеря.

— И после этого вы вышли на последний вид…

— Наверное, это был самый сложный момент — сейчас со временем я уже это осознаю. Все пишут мне: «Как ты так собралась?», а я в тот момент не понимала, что мне так… А сейчас не понимаю, как я вообще это пережила, потому что было действительно очень обидно в тот момент. Я уже хотела остаться там на полу лежать после булав… Было тяжело. Очень…

— Есть кому посвятить эту награду?

— Я всегда посвящаю медали своим родителям, своему тренеру.

— А что сказала ваш тренер Елена Карпушенко после всего?

— То же, что и я говорю — могло бы даже этой медали у нас не быть, потому что все думали, что после травмы я уже не восстановлюсь. Травма была серьезная, и на самом деле очень мало было шансов, что я вернусь. А у меня получилось вернуться и выступить достойно. Потери могут быть у всех, от них никто не застрахован.

— Первый после Игр разговор с Ириной Александровной помните?

— Я позвонила ей уже после допинг-контроля, когда села в автобус. Уже было поздно по московскому времени, я почти ее разбудила. Она была безумно рада! И тоже сказала — у нас на этот счет одинаковое мнение у всех, — что этой медали могло не быть. Что я боролась достойно, боролась до конца, старалась не подвести, но получилось так, как получилось. Мы Ирину Александровну всегда благодарим, мы ее очень любим. Каждый день признаемся в любви ей. Безграничная любовь к ней, уважение… Хотелось ей сказать «спасибо» — больше, наверное, нечего сказать. Спасибо за этот шанс, за то, что разрешила выступить мне на Олимпийских играх.

— Что сказал вам молодой человек?

— Для близких я — самая лучшая, как они всегда говорят. Для меня, наверное, это самое главное — вот эта поддержка. Он мне написал, что в его сердце я самая лучшая, номер один. Было очень приятно.

Снова выступала через боль

— Есть желание в Токио-2020 все повторить и улучшить результат?

— Улучшить — да, повторить — конечно! Теперь все зависит от моего здоровья, как будут себя вести ноги — будем смотреть.

— А хочется возобновить тренировки побыстрее?

— Пока такого желания нет, пока хочется отдохнуть, для меня очень был тяжелый год. Думаю, до Нового года — месяца два точно — буду отдыхать. Наверное, полечу куда-нибудь под Новый год. Пока буду с родителями в Москве и некоторое время проведу в Санкт-Петербурге. Подлечиться нужно, восстановиться психологически и морально. Ноги болели, конечно. Не было такого, чтобы я без боли выступала. Поэтому и ноги, и здоровье — всему уделю внимание.

— То есть в Рио, как в Штутгарте, снова приходилось выступать, превозмогая боль?

— Я пила обезболивающие, конечно, но все равно иногда чувствовалось.

— Что было самым сложным и кто поддерживал помимо тренеров и родителей?

— Очень много слов поддержки было! И подруги, и молодой человек. Конечно, тренеры и родители. Наверное, тяжелее всего было восстанавливаться после травмы. Было действительно очень-очень-очень тяжело! Но мы справились: не я одна, а огромное количество людей прикладывало к этому усилия.

— Верили год назад, что не все потеряно в плане Олимпиады?

— Верила, конечно. Никогда нельзя терять веру в себя и свои силы. У меня, конечно, были мысли, что, возможно, не получится даже попасть в Рио — у нас тяжелый вид спорта в плане скамейки запасных: она очень большая, в любой момент тебя могут заменить. Были шансы, были мысли, что такого не будет, старались их как-то убирать.

— Елена Львовна как-то говорила, что вы никогда не хотели «все бросить и уйти», даже когда было совсем трудно.

— Бросить — никогда. Были мысли, что может не получиться, но чтобы бросить — нет.

— Это характер?

— Наверное, это огромное, безграничное желание выступать за свою родину, поднимать флаг нашей страны — только это двигает нас вперед.

— У вас за плечами был не один крупный старт. Чем Олимпийские игры оказались особенными?

— Это был первый раз для меня, поэтому все было особенным.

— Чего хотелось больше всего после Игр?

— Отдыхать хотелось. И сейчас тоже хочется, чем и буду заниматься сейчас, буду восстанавливаться. Планов, куда хочется поехать, пока нет, но, наверное, хотелось бы в Дубай очень сильно. Была там, но совсем маленькой. Так-то у меня не было еще такого прям отдыха никогда в жизни. Только когда еще ребенком с родителями летала, когда еще не было тренировок, а так не было. Хочу сейчас нормально, хорошо отдохнуть. С какими чувствами снова войду в зал – не знаю. Как войду, обязательно расскажу об этом!

Источник: Р-Спорт

Есть вопросы? Просто свяжитесь с нами любым удобным способом!
Или оставьте заявку прямо сейчас и мы с Вами свяжемся

Материалы данной страницы представлены в открытом доступе в интернете, имеют исключительно информационный характер и используются с обязательным указанием источника.